+7(495)38-000-55

Георгий Ротов: «Мы будем производить то, что пользуется спросом на российском рынке»

Неделю назад в Калуге прошла торжественная церемония пуска шинной линии нового завода Continental, на котором будут производиться зимние и летние шины брендов Continental, Gislaved и Matador. О том, что представляет собой российское шинное производство Continental,  и как оно будет развиваться, в интервью Auto.ru рассказал генеральный директор ООО «Континентал Калуга» Георгий Ротов.

Вопрос: В 2012 году концерн Continental продал в России 2,1 млн шин. Заявленная мощность его завода в Калуге на первом этапе - 4 млн шин в год. В дальнейшем выпуск может быть увеличен до 8 и даже 16 млн шин. Завод будет ориентирован исключительно на российский рынок или планируется также экспорт продукции? В какие сроки предполагается достичь уровня производства в 4 млн шин в год?

Георгий Ротов: Уровня в 4 млн шин мы достигнем только к 2016 году. Мы можем расширяться в зависимости от потребностей рынка модулями по 4 млн: 8, 12, 16 млн шин. Это будет зависеть от конъюнктуры рынка, от того, насколько будут востребованы наши шины. Но это план, я бы сказал, на ближайшие 50 лет. Например, наш завод в Португалии достиг объема в 20 млн шин через 60 лет после своего основания.

Вопрос: Увеличение доли на рынке должно произойти главным образом за счет поставки шин на конвейеры работающих в России автозаводов или за счет вторичного рынка? Какие автомобильные компании в России уже являются партнерами Continental, есть ли планы заключить новые договоры и, если не секрет, с кем, сколько будет таких компаний к моменту выхода предприятия на полную мощность?

Георгий Ротов: В настоящее время мы планируем треть шин поставлять на конвейер и две трети на рынок - в розничную продажу. До сих пор мы поставляли не очень много шин на автозаводы в России по той простой причине, что автопроизводители хотят локальную продукцию, поскольку подписаны соглашения о промышленной сборке, которые предъявляют определенные требования к локальному производству. Теперь у наших партнеров из Европы появится возможность покупать шины, которые выпускаются здесь. Это Volkswagen, Renault, Ford. И, соответственно, это закроет часть нашего объема выпуска. При этом мы смотрим на рынки ближайших соседей - Белоруссии, Украины, т.е. тех стран, которые входят в СНГ.
 
Вопрос: Когда начнутся первые конвейерные поставки?

Георгий Ротов: Мы планируем это на конец 2014 - начало 2015 года. Мы должны еще пройти аудит наших партнеров. Они приедут сюда, проведут соответствующую проверку. Мы должны получить сертификат ISO/TS 16949 по системе управления качеством. Когда эти процессы будут завершены, мы сможем начать поставки на конвейер.

Вопрос: При закладке калужского завода Continental шла речь о возможности производства 2 млн грузовых шин в год. Это пока остается в перспективных планах?

Георгий Ротов: Мы имеем возможность также при необходимости построить производство грузовых шин. Точно так же как мы можем расширяться модулями для легковых шин, можно пристраивать модули для грузовых. Это полностью зависит от конъюнктуры рынка, от того, есть ли соответствующий бизнес-план. Такие возможности, естественно, постоянно проверяются, как на всех других рынках. Однако на настоящий момент у нас конкретных планов нет.

Вопрос: Сейчас грузовые шины Matador и Continental выпускаются на нижнекамском заводе ЦМК-шин. Цельнометаллокордными шинами Continental нижнекамского производства комплектуются грузовые Volvo, которые выпускает калужский завод. Откажется ли Сontinental от выпуска шин в Нижнекамске, если на предприятии в Калуге заработает линия по выпуску грузовых шин или оба производства будут существовать параллельно?

Георгий Ротов: Да, в Нижнекамске выпускаются шины, в том числе и для Volvo. Нижнекамский завод - наш партнер, с которым у нас заключен долгосрочный контракт на производство шин. Продукция выпускается по нашим чертежам и по нашим рецептам. Планы производства грузовых шин в Калуге пока чисто гипотетические, когда они станут более конкретными, тогда будем обсуждать. Сейчас у нас есть партнерский договор и мы следуем своим обязательствам.

Вопрос: На предприятии в Калуге планируются к выпуску шины трех марок: Continental, Gislaved, Matador. Почему выбор пал именно на эти марки, какой будет продуктовая линейка каждой из них, каково процентное соотношение в общем объеме производства? Какое место и роль на рынке отводится шинам каждой из этих марок?

Георгий Ротов: У нас есть практическая возможность выпускать любую марку. Но мы будем производить то, что пользуется спросом на российском рынке: Continental и Matador - зимние и летние шины, и Gislaved - только зимние шины. Соотношение соответствует соотношению на рынке сегментов premium, budget и quality. Matador - это, в основном, бюджетные шины, Continental - больше премиальные шины, а Gislaved - quality. Зимних шин завод будет выпускать порядка 60%. Шиповать шины будем непосредственно на заводе, так как шипованая резина пользуется в России спросом, она разрешена. Практически 90% зимних шин, которые будут выпускаться здесь, будут ошиповываться.

Вопрос: Шины Matador до 2011 года выпускались на заводе «Омскшина». В конце 2011 года компания Continental продала свою 50-процентную долю в СП «Матадор - Омскшина» холдингу «СИБУР - Русские шины». С чем было связано такое решение, ведь до открытия нового завода в Калуге оставалось еще два года?

Георгий Ротов: Это было предложение, которое поступило компании Continental от компании «СИБУР - Русские шины». А решение было обоюдным.

Вопрос: Кто поставляет сырье и комплектующие для производства шин?

Георгий Ротов: У нас есть глобальная база поставщиков, многие виды сырья приходят от российских поставщиков, причем не только на российский завод, но и на наши заводы в западной Европе. Мы получаем из России, например, технический углерод, синтетический каучук, на наш завод мы дополнительно закупаем корд, который производится в Липецке. У компании также есть отношения с белорусскими производителями корда. Единственное, что невозможно закупить в России, - это натуральный каучук, поскольку деревья-каучуконосы произрастают в Малайзии и Южной Америке. Наши основные поставщики натурального каучука находятся в Малайзии. Специальные добавки, которые используются в небольших количествах, выпускаются в Западной Европе. Но больше половины объема из закупаемых материалов производится в России.

Вопрос: Как решен вопрос с утилизацией отходов производства? Нам на экскурсии по заводу показывали, что бывают какие-то неудачные заготовки, что-то пошло в брак. Как это все утилизируется?

Георгий Ротов: Резина, еще не прошедшая вулканизацию, попадает на специальную станцию, которая разделяет смеси, а потом они попадают снова на смешивание и запускаются в производство. Если после этого остаются какие-то неиспользованные части, то их у нас покупают производители более простых резинотехнических изделий. Из «сырой» резины делают, например, прокладки для водопроводов. Что же касается готовых шин, то здесь мы сотрудничаем с компаниями, которые занимаются утилизацией с возможной переработкой шин в жидкое топливо. Такая установка есть около города Чехова - из бракованных шин делают мазут.

Вопрос: Какие меры по защите окружающей среды внедрены на предприятии?

Георгий Ротов: У нас замкнутые циклы. Если в воду добавляются какие-то химикалии, то она не сливается в обычную канализацию. Мы откачиваем химические вещества и их утилизируем. Кроме того, мы ставим станцию очистки воды для индустриальных стоков. В цехах имеются соответствующие улавливающие установки, чтобы уменьшить жар и запах. Что касается наружного воздуха, то у нас есть возможность установки воздушных фильтров. Наша задача состоит в том, чтобы, подойдя к заводу, вы не почувствовали, что здесь производятся шины. Вы были в цехах - они чистые, светлые, мы такими же их и сохраним.

Вопрос: Да, в цехах действительно чисто, порядок. Но запах все-таки есть.

Георгий Ротов: Запах, конечно, присутствует. Как на хлебозаводе пахнет хлебом, выпечкой, так и здесь пахнет шинами.

Вопрос: По данным ассоциации содействия восстановлению и переработке шин «Шиноэкология», ежегодно в России образуется около 1 млн тонн изношенных автомобильных шин, а на переработку попадает только 5-7% этого объема. Вопрос о создании эффективной системы утилизации шин стоит очень остро. Какую позицию занимает Continental и что может предложить для решения этой проблемы?

Георгий Ротов: Проблема России в том, что законодательство не запрещает захоранивать шины на полигонах. В Европе это уже давным-давно запрещено. Если это запрещено, то включаются в действие механизмы по утилизации шин. В Европе мы все наши шины отдаем в утилизацию, этим же принципам мы следуем и здесь. Мы отдаем шины, чтобы их не захоронили, а сделали из них жидкое топливо или измельчили и изготовили резиновую крошку для покрытия спортплощадок.

Вопрос: А как же с шинами, которые уже побывали в эксплуатации?

Георгий Ротов: Это также возможно, но это осуществляют дилеры. В Европе мы помогаем нашим дилерам, чтобы они могли найти цепочку, по которой можно отдать шины на утилизацию. Их могут использовать и при производстве асфальта - в «бесшумный» асфальт добавляют резиновую крошку. В России мы предлагаем эти возможности нашим дилерам, но, в конечном итоге, все зависит от них.

Назад