+7 (495) 380-00-55

Резина Pirelli и звезды F1

Известный британский журналист, редактор журнала  Autosport  и корреспондент Sunday Times Марк Хьюз представил подробный анализ завершившегося сезона Формулы-1. Львиную долю в его рассуждениях занимает тема новых формульных шин Pirelli и то, как к ним сумели приспособиться нынешние лидеры королевского класса автоспорта.

«Беспристрастный анализ результатов прошедших 19-ти гонок позволяет добавить немало любопытных деталей к тому, что мы знали о Фернандо Алонсо, Дженсоне Баттоне, Льюисе Хэмилтоне, Себастьяне Феттеле и Марке Уэббере, - рассуждает Марк Хьюз. - Отчасти те или иные их качества проявились, когда гонщикам вместе с командами пришлось серьезно поработать, чтобы адаптироваться к шинам Pirelli, пришедшим на смену Bridgestone. Этот переход по-разному повлиял на пилотов и дал нам немало пищи для размышлений.

У задних шин Pirelli угол увода меньше, чем у Bridgestone (т.е. на итальянской резине задняя часть машины легче срывается в занос). У колеса очень жесткая конструкция: поскольку компания Pirelli - новичок в Формуле-1, она хотела, прежде всего, добиться того, чтобы шины были безопасными. Это означает, что резина не любит, когда на нее одновременно действуют продольные и поперечные нагрузки, т.е. не любит, когда торможение или разгон происходит в момент прохождения поворота.

Сочетание жесткой конструкции и мягких составов (которые были призваны придать гонкам особую остроту) приводит к быстрой деградации шин и потере скорости, поскольку недостаточная гибкость структуры колеса способствует износу и перегреву резины.

В этом контексте полезно рассмотреть прогресс Феттеля. У чемпиона мира немало достоинств, но, главное состоит в том, что у него очень острый и развитый ум.

Похоже, что по силе интеллекта Феттель превосходит всех своих соперников, а это признак того, что он проще и быстрее приспосабливается к изменению ситуации, чем и объясняются его успехи в этом году.

Особенности характеристик шин Pirelli таковы, что они обеспечивают максимальный уровень сцепления с асфальтом в очень узком диапазоне, в пределах одного круга, поскольку в длинных поворотах поверхность резины перегревается. Во время гонки она теряет скорость тем быстрее, чем агрессивнее пилот ведет машину.

Если вспомнить особенности Red Bull RB7, которая отличается выдающимися характеристиками, однако не обладает гоночной универсальностью, - машине порой не хватает скорости на прямых, порой ее подводит слабая система KERS - становится понятно, что научиться максимально эффективно использовать эту технику не так-то просто.

Чтобы выиграть гонку за рулем RB7, надо заработать поул-позицию, не провалить старт и к концу второго круга оторваться от соперников, чтобы не дать им воспользоваться DRS.

После этого надо очень толково распорядиться возможностями машины, в противном случае резина будет изнашиваться быстрее, чем у более медленных соперников. Кроме того, надо беречь шины до конца каждого отрезка гонки и перед визитом в боксы проехать очень быстрый круг, чтобы не пропустить вперед соперника, который провел пит-стоп за круг до тебя и уже едет по трассе на свежем комплекте резины.

Все это, кроме чисто профессиональных навыков, требует умения очень быстро соображать и принимать правильные решения.

Феттелю лучше, чем Уэбберу, удавалось обращаться с задней резиной. При прохождении поворотов машина Феттеля рано изменяет направление движения – еще в первой части поворота, в интервале между входом в него и апексом.

На записи, сделанной с бортовой камеры его RB7 во время квалификации в Валенсии, отлично видно, как он использует избыточную поворачиваемость в первой части поворота, чтобы машина быстрее поменяла направление движения и нацелилась на апекс: в этот момент уже не нужно работать рулем и можно очень рано прибавлять газ и начинать разгон.

Чтобы контролировать машину в момент, когда ее задняя часть нестабильна, необходимо исключительное чувство баланса и уверенность в себе, и Себастьян проделывает все это невероятно искусно. Также для этого требуется умение заставить шины Pirelli делать то, что они делать не любят, а именно – работать в условиях одновременных боковых и поперечных нагрузок.

В прошлом Bridgestone или Michelin легко справлялись с такой задачей, и все гонщики этим пользовались. Чтобы добиться этого от Pirelli, требуется особое искусство, которым как раз и наделены пилоты, подобные Феттелю. Само по себе это искусство не связано с интеллектом, – здесь важно только чувство машины, которое и отличает самых быстрых гонщиков от всех остальных.

В квалификациях, особенно на трассах с большим количеством медленных и среднескоростных поворотов, где влияние фактора прижимной силы не столь решающее, характеристики шин Pirelli благоприятствуют тем пилотам, кто легко справляется с проявлением избыточной поворачиваемости при быстрой смене направлений.

Феттель отлично этим владеет, хотя Хэмилтон, вероятно, его превосходит. А вот Баттону подобные вещи не очень нравятся. Умеет это и Алонсо, но его Ferrari явно тяготеет к недостаточной поворачиваемости, так что он не имеет возможности пользоваться таким приемом.

Но в гонке требуются другие навыки. Здесь важно постоянно искать компромисс между быстрым износом шин Pirelli и скоростью, найти этот оптимальный баланс и точно рассчитать, когда и в какой ситуации до конца использовать весьма ограниченный ресурс резины.

А для этого необходимы как чувство машины, так и гибкий ум. В полной мере обоими качествами обладают и Феттель, и Баттон, и Алонсо. А вот у Хэмилтона и Уэббера в 2011-м году были сложности, хотя они объяснялись разными причинами.

Уэббер - толковый парень, но говорит, что ему не удалось по-настоящему прочувствовать особенности шин Pirelli, и ситуация была тем хуже, чем более мягким был состав.

Хэмилтон умеет заставить машину делать практически все, что хочет, но, похоже, ему не удалось до конца приспособиться к переменам, происшедшим в Формуле-1 в 2011-м году.

Таким образом, Феттелю удавалось идеально справляться с задачами, которые требовалось решать в ходе гонок и квалификаций. Алонсо тоже, но его Ferrari, склонная к недостаточной поворачиваемости, не позволяла добиться максимальных результатов в субботу.

Баттон, у которого, возможно, наиболее обостренное и тонкое чувство машины, отлично выступал в дождь. Но британец не любит, когда машина нестабильна на входе в поворот, что также мешало ему в ситуациях, когда надо было проехать один быстрый круг.

Хэмилтону это удавалось, но он не столь эффективно работал с резиной в ходе гонок (наиболее очевидный пример - Венгрия).

Уэббер же пострадал дважды: склонность Pirelli к перегреву не позволила ему проявить свою фантастическую способность справляться с быстрыми поворотами, а поскольку австралиец не до конца разобрался в нюансах поведения резины, это помешало ему найти способ борьбы с избыточной поворачиваемостью  в медленных поворотах, в которых Феттель отыгрывал значительное время».